Выборгский «Старый монастырь»

Летом 1927 года губернская строительная контора строила небольшой новый дом на Скотопрогонной улице,10. Домик этот сам по себе ничего бы и не значил, если бы рядом с ним не находились остатки «старого» монастыря францисканцев.

Выборгский францисканский монастырь впервые упоминается в документах в 1403 году, в том же году, когда Выборг получил права города. В сохранившемся с тех времен письме Папы этот монастырь назван «старым монастырем», в отличие от доминиканского монастыря черных братьев. По этой причине можно предположить, что основание францисканской обители восходит к годам, предшествовавшим 1392 году. О первых порах жизни монастыря отсутствуют какие-либо свидетельства, но все же с уверенностью можно говорить о том, что его первые строения были из дерева. Это мы говорим на основании того, что в 1445 году настоятель церкви Эуропяя, Макерланд, оставил выборгскому монастырю по своему завещанию 4 лошади и 10 серебряных чаш для строительства этого монастыря из камня. Работы должно быть производились примерно в это же время, поскольку исторические документы не упоминают о том, что в последующие сто лет в монастыре что-то изменялось или ремонтировалось.

К сожалению не сохранилось ни единой иллюстрации этого столь значимого в 1400-х годах монастыря, где три раза в год до «скончания века» проводились службы о душе известного строителя Выборгских стен Эрика Аксельссона Тотта. А уже через сотню лет монастырь в Скотопрогонной части города утратил свое значение. Уже в 1540 году был разобран соборный монастырский дом, а материалы пошли на ремонт башни Святого Андрея. В 1547 году Густав Вааса подарил монастырь городу под складские цели, а в годы войны 1556 – 1558 его статус стал еще ниже. Монастырь превратился в конюшню для солдатских лошадей. Недолог был расцвет монастыря. Единственными строениями, оставшимися от францисканцев, были подвалы, которые город арендовал за свои средства для бюргеров.

Но город рос и возле Монашеских и Скотопрогонных ворот. Нехватка церкви здесь начала ощущаться более, чем явно. Тогда и появилась необходимость в восстановлении пришедших в упадок монастырских построек для дальнейшей их службы на благо горожан и церкви. Церковь в этом месте стали использовать с 1572 года.

Как она выглядела снаружи, мы можем увидеть на карте 1642 года. Это было здание с прямыми углами и островерхой крышей, построенное из природного камня. Юго-восточный торец церкви находился на краю улицы серых братьев, а северо-западный смотрел на современный сахарный склад Хакмана. Со стороны Скотопрогонной улицы мы видим, кроме двери и окон, две огромные подпорные стенки. В начале 1700-х годов говорили о плохом состоянии юго-западной стены, и, видимо уже в 1642 году она была ненадежна и могла обрушиться.

О том, как выглядел старый монастырь внутри, мы не знаем, но основываясь на городском плане, сделанном до городского планирования Петра Брахе, мы можем предположить, что со стороны Скотопрогонной улицы в монастыре был большой зал и две узкие комнаты. Размеры церкви были примерно 18Х42 метра. Если мы посмотрим на ближайшие территории, указанные на карте 1642 года, то увидим справа Круглую башню, которая выглядит на этаж выше и имеет на острой крыше фонарь.

Старое здание церкви, которое использовалось в последний период Шведской власти как склад муки, в 1652 году арендовал ратман, городской капитан и старейшина церкви Ганс Шлегель. Этот на то время крупный купец переехал в Выборг в 1630-х годах и умер здесь в 1664 году. Участком между монастырем и улицей владел богатый и влиятельный купец Ротгерт Плацман, который умер в 1657 году. О том, что в 1583 году монастырь был пригоден для жилья, говорит тот факт, что уездный судья Халициус разместил там свою контору. В 1706 году монастырь в последний раз использовался как церковь. Тогда одна женщина увидела вещий сон, в соответствии с которым монастырь очистили и привели в должный вид в строительном отношении. Когда положение в городе стало совсем угрожающим, русский царь вдруг решил отступить, оставив на поле брани 700 своих погибших солдат. Насколько монастырская церковь пострадала при осаде мы не знаем, но находящийся в непосредственной близости от церкви дом купца Филипа Сесеманна (1683 – 1747) был разграблен и сожжен дотла.

В начале русского периода церковь служила складом продовольствия, но ветшала, скорее всего по причине нанесенного в 1710 году ущерба. В тот год между церковью и улицей находился каменный дом купца Генриха Саелся ( умер в 1737), который позже перешел к купцу Генриху Данненбергу (умер в 1742). В 1741 году бургомистр Франц Рейнеке предложил обветшалую постройку городу, но с тем условием, что город ее разберет, освободив место для нового строительства. Позже бургомистр сам стал владельцем участка, за который он заплатил от 30 до 70 рублей.

В конце 1700-х годом участок принадлежал лейтенанту Йоханну Филипу Янишу (1760 – 1819), который построил на углу Скотопрогонной улицы и улицы Серых братьев двухэтажный жилой дом. Когда и на каких условиях этот дом стал принадлежать русской короне мы не знаем, но в начале 1800-х годов здесь была русская школа, где детей учили кровавой работе солдата. Для этой цели дом подходил прекрасно, поскольку в нем было четыре комнаты 68, 52, 47 и 35 м2.

В конце 1800 годов и в начале 1900-х годов здание принадлежало инженерному ведомству, пока в 1918 году не отошло Финляндскому государству. Из переделок конца русского периода назовем перестройку большого зала, который разделили на несколько комнат и строительство в 1907 году пристройки в сторону склада Хакмана. Но эта часть здания за 20 лет пришла в такую негодность, что ее пришлось полностью переделать. Одновременно с этим фасады и интерьеры дома Яниша были отреставрированы под руководством архитектора Ю. Викстеда и строительного мастера Аугуста Карлссона. Архитектор живет в обновленной части дома на втором этаже.

Сам монастырь и его церковь уже ушли в историю, и от них осталась только стена задних комнат, которая сегодня указывает на то место, где монахи пели «Аве Мария».

Дмитрий Семёнов по материалам газеты «Каръяла», 1927 год