«Шерлок Холмс» Гая Ричи: не дедукцией единой

«Шерлок Холмс» Гая Ричи: не дедукцией единой

Снимать классику всегда непросто, а если это делает кинематографический шалопай Гай Ричи – так и вовсе невозможно. Собственно, так и вышло: у его «Шерлока Холмса» с Конан Дойлом всего-то общего, что имена героев, да и то не всех.
После выхода

...

Снимать классику всегда непросто, а если это делает кинематографический шалопай Гай Ричи – так и вовсе невозможно. Собственно, так и вышло: у его «Шерлока Холмса» с Конан Дойлом всего-то общего, что имена героев, да и то не всех.
После выхода фильма в 2009 году многие критики долго не понимали, зачем Гай Ричи его снял. Это при том, что ответ вроде бы и лежал на поверхности: затянувшаяся творческая юность Гая с одними и теми же картами, пушками, разборками и околокриминальными фриками к концу нулевых претила человечеству чуть менее чем до тошноты. Поэтому смена имиджа и, главное, темы к тому моменту назревала у мистера Чикконе уже лет пять как. И все-таки, почему именно Шерлок?
А почему бы и не Шерлок – с ухмылкой отвечает всем скептикам Гай Ричи. Тем более что «Шерлок» он весьма относительный. Сюжет наполнен экшном, чернокнижием, драками и трюками с беготней по крышам и висом над Темзой на высоте строящегося Тауэр-бриджа – в XIX веке сэру Артуру не хватило бы всего лондонского табака для трубок, чтобы придумать такое. Впрочем, сюжет как таковой вообще был второстепенен для создателей. Куда больше внимания они уделяли красоте картинки, о чем радостно заявлял в интервью продюсер Лайонел Уилгрэм. Понять его несложно: картинка и впрямь вышла стильная, колоритная и грузящая, как и сам Ист-Энд позапрошлого века.

Роберта Дауни-младшего, который сам предложил свою кандидатуру на роль Холмса, в проект сначала брать не хотели: Гаю Ричи он показался слишком старым. Теперь-то мы, конечно, знаем, что бедолага просто в очередной раз слезал с того, с чего хоть раз в жизни должен слезть любой голливудский повеса, и был банально не в форме. Впрочем, Гай вовремя одумался, и справедливость восторжествовала. С Ватсоном тоже все было непросто: конкурс на его вакансию был 1:20, и Джуду Лоу пришлось расталкивать своими воробьиными локтями ни много ни мало Джона Кьюсака, Джерарда Батлера и Криса Пэйна. К вящей радости всех лондонских хипстеров и брайтонских геев, их кумир победил, несмотря на далеко не ватсоновскую манерность и утонченность.

Сюжет пересказывать бессмысленно: такое нагромождение персонажей, событий и причинно-следственных отношений требует большего объема текста. Скажем лишь, что он крутится вокруг оккультизма, живых мертвецов, гениальных карликов и первобытного ремоут-контроля (который изобрели, оказывается, чуть ли не раньше автомобиля). В «Игре теней» Холмса прокачали, и к набору базовых навыков (умение драться как Джеки Чан, прыгать козлом по крышам и висеть на одной руке над Темзой, держась за Тауэр Бридж) добавилась экстрасенсорика, умение предвидеть ход драки и способность преодолевать клиническую смерть с помощью собственноручно изобретенного эликсира. Персонаж также умеет маскироваться под абсолютно любую вещь (от китайца-курильщика опиума до узоров на обивке кресла), пить формальдегид, водить первобытный автомобиль и так далее – проще сказать, он владеет вообще всеми навыками, кроме разве что организации холостяцких вечеринок.

Однако и профессор Мориарти, в прошлом фильме едва мелькнувший тенью, а ныне переквалифицировавшийся в полноценного антагониста, тоже не лыком шит. Он владеет искусством массового гипноза, обширными познаниями во взрывотехнике, всеми видами оружия (включая отравленные дротики, которыми плюют из трубочки), агентурной сетью по всему миру, математической гениальностью, приемами бокса и расположением премьер-министра.

От Конан Дойла Ричи, конечно, оставил немного. Ватсона он еще более-менее пощадил, не став забирать у него невесту, свадьбу и печатную машинку; профессору Мориарти оставил Рейхенбахский водопад, полковнику Морану – ружье; Ирэн Адлер убил в самом начале «Игры теней», чтобы не мучилась; а вот над Майкрофтом Холмсом откровенно поиздевался, сделав его гомосексуалистом и взяв на его роль голого Стивена Фрая.

Если вам показалось, что описания главных героев походят на характеристики персонажей компьютерной игры, - то так и есть. Фильмы Ричи воспринимаются не как собственно фильмы с сюжетом и развитием образов – и то и другое здесь умышленно отсутствует, – а именно как услада геймеров, очень качественный квест с элементами аркады и шутера. Поступки Холмса не требуют объяснения, а когда он, вопреки всем азам драматургии, приходит к неизвестной зрителю гадалке и выкладывает неизвестные зрителю факты, у вас не возникает вопрос «откуда он узнал»: по определению подразумевается, что он супергерой, и если он что-нибудь знает или умеет, то, значит, так и надо. Поэтому этих Холмсов нельзя смотреть ни как триллеры, ни как детективы, ни даже как экшены с мордобоем. По большому счету, их вообще нельзя смотреть: в них нужно жить, в них надо погрузиться на два часа, как погружаешься в хороший атмосферный квест-хоррор. Со свинцовыми тучами, грязными улицами Ист-Энда, почти нуаровыми персонажами и почти стимпанковой эстетикой. А сюжет... Окунитесь в этот вкусный, стильный мир – и вы о нем просто забудете.

Не пропустите:

«Шерлок Холмс» – в субботу, 25 апреля в 17.00 на ТНТ!

«Шерлок Холмс: Игра теней» - в воскресенье, 26 апреля, в 16.00 на ТНТ!